Подробности о козьей деревне. Продолжение

В деревне Вярьмово живут не только козы, но еще кошки. Кошек много и они всех цветов. У меня четыре, вернее кошка Багира и три котенка без имен. Вначале котят было четыре, но одного сожрали лисы. Не слушал маму, шатался где-то вечерами и в итоге попал в плохую компанию, где его съели. Лис очень много, бегают вечерами по дорогам, и козы в курсе, ходят только толпой и чуть стемнеет — сразу домой, под защиту стен хлева. Лисы не нападают на коз, но те все равно их боятся. И правильно делают.

Козлик Безназвания тоже боится лис
Козлик Безназвания тоже боится лис.

В деревне несколько помещений для животных в рабочем состоянии. У меня хлев, у Толяя и при доме рижских дальнобойщиков парочка — один большой и один маленький. Пока не занятый только у Толика. В других живут мои козы, и в одном безвылазно почти только козлы-производители. Раньше козлы гуляли вечером, и их выпускал, когда закрывал коз и козлят-подростков. Таким образом была гарантия от внеплановых покрытий, но к концу лета животные нагуливаются и инстинкты размножения у них захлестывают. В естественной среде случки у козьих происходят между октябрем и декабрем, но мои теряют покой как раз к концу лета. В это время козлы подходили к загороженному хлеву с дойными козами и весьма быстро своим ором приводили в встревоженное состояние его обитателей, в следствии чего вся дойка была как на вулкане. В итоге козлов перестал выпускать и заношу им яблоки и скошенную траву. Хоть они и весьма бодро едят, но все равно исхудали. Поэтому свободный выпас для коз как раз то, что нужно этим животным.

Козы едят кусты малины
Козы едят кусты малины

Ну и вот само продолжение о домах сказочной деревни Вярьмово. За дачей Саши из Красногородска идет очень неплохой дом. Он просторный, из бруса и обложен кирпичом. В нем несколько комнат с большими окнами и две печки-шведки. Дом строили в конце восьмидесятых годов, тогда его строил колхоз и колхоз очень чувствуется. Полы погнили и провалились, обои отстали, рамы и двери потрескались. Но сами стены стоят бодро и без трещин, крыша крепкая и фундамент тоже. Года два назад приезжали смотреть этот дом люди из Пскова для переезда на постоянное место жительства. Люди, судя по всему, очень не бедные и некая строительно-ремонтная контора насчитала за все работы по восстановлению дома почти двести тысяч.

Автолавочная площадь
Автолавочная площадь

Но не сложилось. Думаю, можно обойтись гораздо меньшей суммой, ведь работы все внутренние. При этом доме есть суперский большой высокий сарай, куда я этим летом начал складывать сено и в принципе не очень-то много его туда напихал, лето было дождливое. Есть и хлев, полностью кирпичный. Но он с проблемной крышей, и сам кирпич, хоть и красный, полопавшийся и крошащийся. И никуда его не применить, он весь в плачевном состоянии. Ожидаю скорого падения остатков крыши, чтобы вытащить с нее пару сухих балок. Им все равно пропадать, а так какая-никакая польза от них будет. Сухие балки очень нужны. Их можно переносить одному, они легкие.

Колхозный дом с сараем и хлевом.
Колхозный дом с сараем и хлевом

Кирпичный колхозный дом стоит на окраине, дальше еле видная дорожка идет через холм и там пропадает, дальше болото. Вярьмовское болото и не Вярьмовское вовсе, оно всеобщее. Тянется дисперсно чуть ли не до Пскова, и еще одно такое дождливое лето, как нынешнее, и болото перейдет в статус озера, а козы мои со мной вместе перейдут в статус соседей Золотой рыбки. Этим летом в некоторых соседних деревнях подвалы были затоплены, но моему домику повезло. Подвал просто влажный, и как могу проветриваю его.

Дом Врача
Дом Врача

Про свой дом могу сказать много хорошего. Он очень теплый, супертеплый. В нем замечательная печка, и после чистки она обладает фантастической тягой долгое время. Площадь очень маленькая, тридцать пять квадратных метров. Ко мне часто приезжают гости, и втроем как-то можно вполне удобно поместиться. В доме нет воды, поэтому водопровод только в планах. И приоритет у него чрезвычайно низкий, зато по всем козьим моим планам приоритет очень высокий. Козы же, они на первом месте. Многие мои животные сироты-сиротинушки, никого у них нет и надо о них заботиться.

Козы в темноте
Козы в темноте

Возле моего дома, сразу за границей моей земли по дороге в Мышково, стоит дом почти без окон. В нем раньше жил врач, но уже давно там пусто. У него протекает крыша в двух точках, и прогноз в отношении него совсем не благоприятный. Как только начинает течь крыша у дома, он быстро сжирается грибками и на глазах рушится. В Вярьмово живут постоянно в двух домах, и еще за тремя как то следят заезжающие иногда хозяева. Остальные домики или разрушились, или разрушаются. Дом врача хоть и крепкий, но раз крыша начала течь, то в подвале влажно и пахнет грибами.

Вход в дом на Автолавочной площади
Вход в дом на Автолавочной площади

Печка в нем очень хорошая была надо думать, ее фундамент занимает одну треть дома. В этом доме в сенях нет досок, их отодрали и зайти в него проблема. Одно время туда запрыгивали козы, стремительно и легко отталкиваясь и влетая сразу в дверь комнаты, минуя сени. Тащило их туда желание жевать свисающие клочьями обои. Не думаю, что их привлекла бумага, скорее может остатки клея. К бумаге и полиэтилену мои рогастики равнодушны, но как-то была с козленком одним ситуация с жеванием полиэтилена. Не помню уже с кем, но помню, что он отставал в росте и потом в мае выправился, как вылезла трава.

Принцесса и Маруся возле хлева
Принцесса и Маруся возле хлева

После дома врача стоит Вярьмовский центральный универсальный магазин, ВЦУМ. На самом деле на небольшом Т-образном перекрестке осталось позабытое крылечко для автолавки. Когда-то она приезжала сюда. Сейчас просто останавливается на автобусной остановке, если есть покупатели. На Автолавочную площадь выходят три дома в разной степени разрушенности, возле одного из них растет калина и козы уже сожрали все, что смогли достать и до чего могли допрыгнуть. Прыгают восьмимесячные козлята, взрослые солидные козы не прыгают. Хотя по размеру они уже почти сравнялись. В Вярьмовских домах с разрушенными полами есть опасность, что козлята будут сваливаться туда. Так юркнул в дырку в полу четырехмесячный козлик Билли, почти на моих глазах. Он еще в полете начал орать, и благодаря этому я заметил исчезающие задние ноги Билли.

Все заросло. Дом Валеры. 
Все заросло

Пришлось спуститься и ловить козленка, который так испугался, что удирал от меня и бился об стены подвала, не прекращая орать. В итоге, ударившись пару раз головой об балки пола, схватил эту орущую бестолочь за ногу и выволок на свет. Увидев меня, он успокоился сразу и побежал к подружкам, которым впрочем было все равно, они равнодушно жевали и от скуки наблюдали Биллины приключения. Козлята еще падали пару раз в подпол в разных домах, и мне стоило больших трудов разыскать одного из них, который стоически молчал. Впрочем, к пяти-шести месяцам у козьих, судя по всему, появляются мозги, и они их начинают усердно использовать, и падения с исследованием разных интересных мест прекращаются. Свое время животные начинают тратить на еду и отдых, и пустые старые дома им становятся не интересны.

Дом Толяя. Обкошен. 
Дом Толяя. Обкошен.

Дальше Автолавочной площади расположены два дома, Толяя и Валеры. Их разделяет дорога, и стоят напротив друг друга. Валера уже второй год как в Пскове, лечит туберкулез, а Толик живет в Вярьмово почти постоянно. Он худ и очень изможден, низкого роста и заросший грязной щетиной. У него есть баня, хлев и два сарая, а так же некое подобие мастерской. Впрочем, весь его двор ему достался от отца, который был лесником, и постройки у него пустуют. С Толиком как-то разговаривал о его отношении к живности и он вроде бы планировал завести пару куриц, но его намерениям не суждено пока воплотиться в жизнь.

Козы у спиленной ветки
Козы у спиленной ветки

Валерин домик просто одинокий домик и даже дровника у него нет, а еще у него нет двух листов шифера на крыше. Зато возле дома колодец, и он почти не пересыхает. Ну разве что летом, и то в сухое лето. Недалеко от колодца разбросаны березовые поленья, которые я пилил еще своей старой пилой Husqvarna 240, которая потом благополучно крякнула и была мной продана за небольшие деньги в один московский сервис-центр. Сейчас бы я ее не продал, так как нашел хорошего поставщика запчастей для малых бензиновых моторов и поменял бы самостоятельно поршень с кольцами, а при необходимости и цилиндр.    

Новая бензопила Champion 254-18 и козы
Новая бензопила Champion 254-18 и козы

После двух домов Толяя и Валеры по пути в Мышково есть парочка развалин, заросших под крышу, и козы летом там грызли некие кусты, а вот дальше по дороге справа виднеются остатки когда-то большого колхозного двора на сотню коров. Напротив него, слева, находится бетонированная силосная яма. Про нее говорят, что она «треснувши» и «сгнивши», и право не знаю, стоит ли ее раскапывать. Раскопки и ремонт ее убьют и время, и ресурсы, а риски останутся высоки, потому как трещину заделать можно только на время. Да и немного почитал про силос и как оказалось, силусуют и в пластиковых мешках, рукавах и даже в пластиковых прудах. В мешках, так на мой взгляд, и удобнее. 

Один из домов Вярьмово
Один из домов Вярьмово

Колхозный двор является напоминанием о тех временах, когда жизнь казалась сытой, спокойной и счастливой. События текли неторопливо в социум, и были тогда Олимпиада-80 в Москве, война в сопредельной стране, низкие цены на нефть, и долгое руководство Л.И. Брежнева с сотоварищами, было. Телевизор методично вещал про счастливую жизнь в СССР и обличал загнивающий запад. Люди знали о событиях на ближнем востоке больше, чем о соседних республиках. Вылезли потом и Чурбанов, и хлопковое дело и еще много всякой грязи. Хорошо, что сейчас все совсем по-другому и нас всех ожидает стабильная стабильность. Есть картошка в подполе, в хлеве козы и рядом лес с болотом. Сразу после развала СССР и начали дохнуть деревеньки категории Вярьмово, и домики вначале видели хозяев только летом, а потом люди и совсем перестали приезжать.

Колхозный двор 
Колхозный двор

Мы с козами никуда отсюда не уедем никогда. У меня была возможность уехать из страны, но не вижу себя вне России. И недавно только осознал про себя такое. И есть один вариант только — строить у себя здесь, в нашей стране, нормальную жизнь, не хуже чем в Латвии или Финляндии, Германии или Дании. И если нельзя начать с заводов электроники или швейной фабрики, так лучше начать с животноводства, чем ждать у моря погоды. Натуральные сыр и масло пользуются все большим спросом и, надеюсь, что и в ближайшем будущем мои козы будут востребованы обществом. А деревня Вярьмово и дальше будет козьей деревней.

Малышка Торпеда чешет спину.
Торпеда чешет спину.

Друзья! Прошу вас по возможности кликать на кнопки социальных сетей и сообщать своим друзьям об этом материале. Здесь, в этой статейке, не так много полезного и радостного, но стоит прочитать историю о небольшой псковской деревне. Здесь нет метро и офисных центров, но жизнь идет и здесь. Козы дают молоко, делаются сыры и сливочное масло. И эта земля тоже часть Российской Федерации.







Комментарии (10)
avatar
Ирина Бендеры
Слушайте, Фима, да у вас страшно жить. Лисы не нападают на одиноко идущих людей? Кошки, это хорошо. Меньше будет мышей и крыс. А то, что котёнку не повезло – очень жалко. Фима, если козлы, так хотят спариваться с козами, а вам это не надо, то нет ли каких-нибудь таблеток от этого дела для козлов? Вот, для кошек есть, может и для козлов что-то придумали. Фима, если болото идёт к вам, то может, вам присмотреть, какой-то домик подальше от этого места, от греха подальше? Да, вы правы, всё больше народ хочет иметь настоящие, полезные продукты. Поэтому, тлеет надежда, что количество коз и людей в вашей деревне изменится, станет больше. Люди начнут возвращаться в деревню.
1 Спасибо!
avatar
Фима Шляйбниц Красногородское
Лис очень много, людей не трогают. Они мышей едят в основном. Таблеток нет, да и покупать их — значит деньги тратить. А если деньги тратить, то зачем тогда их зарабатывать? Смысла нет никакого.

На самом деле крыть стадо буду в конце октября, а может и в середине ноября, посмотрю по состоянию коз. Тогда козлята родятся в конце марта или в середине апреля, козы носят пять месяцев. А сейчас крыть не хочу, козлята родятся и будет холодно. Да и козам нужно отдохнуть, а первокоткам дорасти еще немного.

Болото ко мне не сильно идет. Дожди этим летом просто заливали, всего пять дней летом (!) не было дождя, это официальные данные =) А в августе дождь был не переставая, за водой выходил в моменты, когда ливень чуть отпускал и просто моросило. И то, надо было успеть, потому как снова начинало лить. Если зима будет в норме и хотя бы весна, то все будет хорошо.

Честно сказать, что мне очень замечательно сейчас в Вярьмово. Если сюда поедут люди, то они начнут сажать огороды и мне действительно придется искать домик подальше. Козы огородам очень мешают. И очень бы не хотелось переезжать, на самом деле это кошмар из страшных снов. Меньше людей — больше раздолья. Больше дров, сена, мяса, молока, яблок и всего-всего. А скученность ведет к конфликтам и несчастью.
2 Спасибо!
avatar
Наталья Костромская обл.
Ферма издали выглядит довольно крепкой) Такое богатство — и в забросе((
Фима, а можно несколько странный вопрос? А что у козлика с ушами и почему он Безназвания?
1 Спасибо!
avatar
Имя у него такое — Безназвания.) На тот момент Фиме другое в голову не пришло.
1 Спасибо!
avatar
Фима Шляйбниц Красногородское
Да, так и есть. Но он хороший на самом деле.
2 Спасибо!
avatar
Фима Шляйбниц Красногородское
У Фермы сохранился лишь фасад, крыши давно нет и стены разрушаются. Мне показалось, что в посте количество развалин и так серьезное и больше решил не лить фоток с разрушениями.

Козлик Безназвания родился не в Вярьмово, ко мне попал в 14 дней. У бывших хозяев был щенок четырех месяцев и козлик привык к нему. По Вярьмово часто ходят собаки из Золотово, по двое или трое. Безназвания и побежал к ним играться. Я заметил вояж Безназвания слишком поздно, и когда подбежал и прогнал собак, то козленок был с полуоткушенным носом и раскусанными ушами. Собак не стреляю, даже охотничьих, которых много бегают. Хотя в хлеве как-то случайно одной сломал ногу, и пришлось ей бинтовать лубок. Собаки разносят инфекции и гельминтов, гоняют коз в отсутствии козлов и гавкают почем зря. Собака — друг человека и враг козьих номер один.
1 Спасибо!
avatar
Наталья Костромская обл.
Какая жалость(((
Да, охотничьи собаки и козы вещи плохо совместимые. О своей — пастушьей — не думали? Заодно бы и лис с собаками гоняла)
1 Спасибо!
avatar
Фима Шляйбниц Красногородское
Был опыт с алабаем шести месяцев и очень умным лабрадором 3 лет. Но не то, нужно брать щенка, как глазки открылись, самому поить и растить в хлеве, рядом с козами.
0 Спасибо!
avatar
Наталья Костромская обл.
Это да. А еще лучше — взять щенка от рабочих родителей, когда он с рождения среди коз/овец находится и видит, как мама работает. Но такие собаки у нас, наверно, только в Средней Азии и остались… Не считая Австралии, Англии и прочих далеких от нас мест.
Самая крутая пастушья собака, которую я знала, была южнорусской овчаркой. Вот она как раз была привезена откуда-то с «югов» и ее родители пасли стада. Фермер, у которого она жила, ни ее, ни ее щенков никогда ничему не учил специально — они сами понимали, что от них требуется. Была там такая фишка: своей земли у фермера было маловато, поэтому он втихаря выпасал скотину на колхозных полях и лугах. Колхозники, конечно, бесились, обращались во все инстанции, призывали громы и молнии на его голову и обещались его скотину пострелять. Фермеру было все равно. Он в фермерство ушел из председателей этого самого колхоза и считал, что «все вокруг колхозное, все вокруг мое». Такой вот фермер 90-х. Но скотину свою, на всякий пожарный, с чужих полей при появлении пышущих негодованием хозяев угонял. Собаки это быстро поняли, и очень скоро сами, без команды стали разворачивать стадо при появлении людей на горизонте (причем на грибников с корзинами не реагировали), и гнать за речку, на свою землю))) А уж там вставали в позу — не дай бог чужаку речку перейти! Загрызть не загрызут, но попугают знатно))
Закончилось все грустно. Все три собаки погибли в течении 2 лет: крупного Черныша, самого добродушного из стаи, приманили и съели местные бомжи. Мелкий вертлявый Дружок попал под машину. А Юту все-таки застрелили. Правда, щенки от нее остались. Колхоз все-таки развалился, его земли зарастают лесом и ждут застройщиков — деревня быстро превращается в пригород. Но фермер этому уже не порадовался — инфаркт в 60 с небольшим лет. Дети продали дом и скотину, сейчас на месте старого дома красивый новенький коттедж.
2 Спасибо!
avatar
Ирина Челябинск
С одной стороны — печальная картина… запустение, разрушение и хаос… а с другой — козам раздолье…
в данный момент так и должно быть… если козы живут и радуются, значит, это кому-нибудь нужно…
1 Спасибо!

Пожалуйста, оставьте комментарий

Или через: